сама себе эфа
дышу на ощупь, зубами слушаю звуки
Если честно, решила опубликовать здесь только потому, что захотелось узнать, одна ли я рассмотрела данный пейринг.
Вдруг еще сошипперы есть?


Автор: Безумная Рыбница.
Название: Нож и кровь.
Бета: самовычитка.
Пейринг: Вэй Чжицзюнь/Хэй.
Жанр: экшен, агнст, даркфик (я не виновата, что в каноне он умер!), UST.
Рейтинг: PG.
Дисклеймер: моего здесь только трава.
Саммари: Желание, которого не должно возникать. Одержимость, которой не место.
Размещение: с разрешения автора.

Если бы он не был контрактором, все это походило бы на банальную, нерационально возникшую зацикленность, а то и на болезненно не нужную привязанность. Но Вэй уже давно не человек. Ему чужды эмоции, он руководствуется логикой, он следует цели – не размениваясь на чувства. Так было всегда, и так должно было оставаться.

Но почему тогда сейчас он, цепляясь сведенными судорогой пальцами за холодные стены, отшатываясь в тень от патрулирующих морг плечистых парней в белых халатах, на одних инстинктах вышколенного телохранителя находя выход из этого царства мертвых, шепчет то ли в бреду, то ли в истерике, недостойной мужчины:

- Я никому не проигрывал кроме тебя, BK201. Но и победить я тебе не позволю. Не позволю, слышишь?

Перед взглядом словно наяву стоит маска, забрызганная кровью, в глазницах которой – взгляд. Жестокий, спокойный, равнодушный. С нотками усталого превосходства, того самого, что дотла выжигает его самолюбие и заставляет контрактора, привычного к боли, шипеть почти в голос.

И плевать, что самолюбия у контрактов нет. Плевать, что он сейчас находится между жизнью и смертью. Плевать, что его планы разрушены, а сам он находится вне закона и у своих, и у чужих: предатель, да еще и проигравший. Плевать, что у него обожжена половина тела и обезображено лицо. Его кровь при нем, его сила при нем, его ненависть и его память не позволят ему так просто умереть.

Вэй улыбается и шепчет, вслух… наверное:

- Ты не победил меня, ВК201. Я еще отомщу. Докажу, что я самый быстрый.

И еле живой юноша, забившийся в темную подворотню, служащую пусть не лучшим, но убежищем, где можно затаиться и прийти в себя, выпадает наконец из реальности, и не видит, как над ним склоняется светловолосая девушка, с улыбкой приказывающая что-то хмурому здоровяку.

Его знобит; тренированное, но все равно хрупкое тело колотит на заднем сидении мчащейся куда-то машины, но он уже ничего не чувствует. Ему снится белая маска. И его собственная рука, тянущаяся наконец ее снять. В драке, танце, вихре – таком синхронном взаимодействии с тем, кто сумел его превзойти.

* * *

- Хэй… - Вэй пробует это имя на вкус, первый раз услышав его от Амбер, рассказавшей ему о том, с кем он тогда сражался.

- Хэй? – удивляется он, когда она берет с него слово, что он не будет сражаться с засевшим в его памяти контрактором, пока не приведет его к вратам.

- Хэ-эй... - думает он, найдя его сильно раньше чем рассчитывал, даже вступив в организацию Амбер.

- Хэй, - сводит он губы тонкой полоской, собираясь на встречу – третью и, скорее всего, последнюю.

Он хочет.
Он знает.
Но все равно будет бороться.
До последнего.

* * *

Как это странно – спасти от верной гибели того, кого хочется убить. Убить самому, собственными руками. Или кровью. Щелкнуть пальцами, разрывая внутренности, превращая хмурое лицо в уродливую маску – только теперь из костей, крови и плоти.

Но Вэй идет рядом со своей жертвой-целью-победителем, чуть покачиваясь, нервно, но решительно – готовится.

Потому что последняя дверь – вот она.
И в голове сумбур. И ни одной связной мысли.
Только желание.
Желание.

Желание, которого не должно возникать.
Одержимость, которой не место.
И понимание – вот она последняя дверь.

Дверь, которую так легко открыть.
Драка, которую так просто не начинать.
Жизнь, которую он уже не сможет прожить.

И он улыбается – широко, открыто и радостно.
Рывком цепляет бинты вечно перевязанных рук.
Отбрасывает тонкие полоски.
И привычным жестом окропляет пространство свежей кровью.
Начинает танец.

Хэй хмурится, уворачивается, бежит рядом, а Вэй слышит только стук сердца – свой, и, кажется, его.

Кажется – потому что невозможно услышать его с такого расстояния.
Кажется – потому что синхронность и четкость движений доставляет ему почти физическое удовольствие.
Кажется – потому что он так и не смог коснуться соперника.
Кажется – потому что нож пронзает его сердце, пригвоздив его к стене.
Кажется – потому что он что-то говорит, хрипит, сам себя не слыша…

Точно. Потому что стук своего сердца гулко, но все более медленно отдается в ушах, а вот идущая фоном ровная и четкая пульсация напротив не затихает.

Вэй смотрит в глаза своего убийцы. Смотрит, улыбается и понимает – он убил остаток жизни на исполнение не того желания. Но теперь уже поздно.

Поздно. Все, что у них было: три драки – и ни одного прикосновения. Быстрого и неспешного, нежного или жесткого. Только нож. Нож и кровь. Впрочем, так у них, у контракторов, обычно и бывает.

Это не хорошо и не плохо. Это просто данность.

Даже если он нашел для себя ту «зависимость», из-за которой убил хозяйку. Даже если…

Кровь, расстояние и взгляд. Вэй не успевает додумать мысль, но щелкает последний раз в жизни пальцами.

Ему почти жаль, что попытки номер два у него никогда не будет.

@темы: Hei, фанфики